К проблеме математического моделирования социальных процессов: эффективность власти

Носов А.В., Шепелин А.Б.

Аннотация: В статье дается математическая интерпретация понятия «правовое государство». Приводится математическая оценка эффективности реализации властных полномочий в зависимости от соотношения этих полномочий и прав граждан.

1. Введение

Проблема моделирования управления для сверхсложных систем, к которым относятся системы типа государства, не относится к разряду легкоразрешимых. Так, Н. Винер предположил невозможность ее решения именно в силу сложности и многообразия воздействующих на систему факторов. Таким образом, существует два подхода к данной проблеме: пытаться ее решать и не пытаться. Наша работа посвящена даже не решению проблемы, а только вопросам постановки задачи.

Рассмотрим два наиболее распространенных в наше время подхода к описанию эффективности государственного управления. Первый подход – оценка государственного управления как менеджмента, второй – оценка на основании рейтингов.

1.1. Многие современные теории управления государством проводят параллель между менеджментом (управлением коммерческими предприятиями) и государственным управлением.

Но внешнее сходство между решением отдельных частных задач государственного управления с решением некоторых задач менеджмента не может служить основанием для суждения об эквивалентности этих видов управления. Чтобы обосновать тезис о невозможности использования модели «коммерческого управления» в управлении обществом, остановимся на двух ключевых моментах.

1.1.1. Кто осуществляет управление? Власть в обществе изначально принадлежит гражданину. Каждый гражданин должен формулировать цели, которые он ставит перед государственным управлением; это его гражданский долг. Власть в коммерческом предприятии принадлежит собственнику. Исполнитель в коммерческом предприятии обязан достигать той цели, которую ему поставил собственник. Отношение гражданина к управлению в обществе принципиально отличается от отношения работника к управлению коммреческим предприятием. Следовательно, в гражданском обществе, в правовом государстве управление совершенно иное, чем в коммерческой структуре.

1.1.2. Цели управления. Целью менеджмента по определению является прибыль, то есть деньги. Человек же работает не ради денег, а ради того, что бы на эти деньги приобрести что-то, для того чтобы комфортно (1) жить. И деньги – лишь одно из средств достижения комфорта; это средство не эквивалентно цели – комфорту. Так, ни человеческое достоинство, ни любовь (обязательные составляющие ощущения комфорта) за деньги не купишь. В принципе отсутствие денег может лишить человека и достоинства, и любви; но наличие денег точно не обеспечивает наличия этих жизненно важных компонентов.

Достоинством денег является то, что они поддаются счету и соответственно их легко использовать как инструмент количественной или качественной оценки. Поэтому возникает соблазн при оценке качества руководства использовать денежные критерии. Но тогда и целями управления становятся деньги, прибыль, стоимость активов и т.д. Отсюда же и соблазн приравнять управление государством к управлению коммерческой структурой. При этом реальная оценка эффективности управления никому из тех, кто должен в силу занимаемого положения заниматься таким исследованием, не очень нужна. Значительно проще подменить реальную картину средней заработной платой, валовым продуктом, «средней температурой по больнице».

1.2 Современная информационная теория стоимости отводит деньгам роль концентратора информации в процессе принятия решений. Но это положение верно лишь в применении к гражданам и коммерческим организациям, действующим в условиях совершенной конкуренции. Экономическая информация, как и всякая другая, имеет вероятностный характер, она предполагает некоторую статистику, собранную на множестве актов товарообмена – что, в свою очередь, требует действий множества независимых самостоятельных акторов, преследующих собственные цели – людей и юридических лиц. По нашему мнению, эта информация теряет смысл на уровне управления экономикой в целом и тем более на уровне управления всеми процессами в обществе.

2. Существуют оценки эффективности управления, выраженные в рейтингах доверия к власти. Например, эти оценки можно приравнять к количеству голосов на выборах. Эта оценка устойчиво находится в районе 70 % голосов; кажется, что можно говорить как минимум о 70 % эффективности власти. Но если из этих 70 % законы выполняют лишь 10-20 %, то какова эффективность власти? Можно отметить, что чем хуже состояние управления в обществе, тем выше выраженный (в том числе и в результатах выборов) рейтинг власти.

 

2. Исходные положения

Для построения некоей теории необходимо прежде всего определить базис – аксиомы или гипотезы. Именно отсутствие ясно изложенного базиса не позволяет относить теории управления государством, общепринятые сегодня в российском государстве, в обществе, к дедуктивным теориям; в лучшем случае их можно отнести к описательным теориям. Одно положение высказано выше: определение эффективности государственного управления «по рейтингу» или «по деньгам» не обосновано. Используемые постулаты:

2.1. Общество состоит из граждан, людей, а не из классов, сословий и т.п.

2.2. Все права принадлежат гражданину.

2.3. Гражданин всегда действует в своих интересах, как он их понимает в момент действия.

2.4. Гражданин стремится к состоянию комфорта.

Коль скоро права принадлежат гражданам, то власть, которая находится в руках государства это права граждан, переданные государству.

Поскольку человек стремится к состоянию комфорта, то передача прав осуществляется только для того, чтобы реализовать права наиболее эффективно для достижения комфорта. Поскольку принуждение и комфорт – понятия несовместимые, важнейшим становится принцип добровольности передачи гражданами части своих прав государству.

Таким образом, правовое государство представляет собой такое государственное устройство, в котором права граждан переданы государственной власти добровольно. Из этого следует, что большинство граждан желают жить в правовом государстве (строить правовое государство).

Для математического моделирования процессов управления в обществе необходимо дать оценку взаимосвязанных понятий: ВЛАСТЬ, ПРАВА ЧЕЛОВЕКА, КОМФОРТ ЧЕЛОВЕКА, причем оценку не литературную, образную, качественную, а количественную, поддающуюся математическому анализу.

Мы предлагаем начать моделирование с оценки эффективности управления.

Сам по себе процесс управления (действия власти) разделяется на две составляющие: постановку задачи (включая планирование деятельности) и реализацию плана.

При этом формализация постановки задачи – проблема принципиально не разрешимая в общем виде. Прежде всего неразрешимость обусловлена невозможностью дать точную оценку постановки задачи не только до ее реализации, но зачатую и после реализации. И эта позиция подтверждается не только эмпирическими соображениями. В данном случае можно сослаться на теоремы Гёделя, Тьюринга или Котельникова. Например, в соответствии с теоремой Котельникова, любую функцию, при наличии полной информации о ней на ограниченном интервале, можно точно рассчитать и вне пределов интервала. Единственным ограничением такого расчета является требование ограниченности спектра частот, описывающих функцию. Достаточно очевидно, что развитие общества нельзя втиснуть в какой-то ограниченный спектр частот. Поэтому можно говорить только об условной оценке качества поставленной задачи, о принципах оценки постановки задачи (принятия решения). Полная эффективность (Э) власти будет выражаться формулой:

                                                            (1),

где Эр – эффективность принятия решения (постановки задачи);

Эи – эффективность исполнения решения.

Величина Эр может изменяться в пределах от -1 (максимально разрушительное решение) до 1 (идеальное решение).

Понятно, что оценка эффективности постановки задачи во многом зависит от позиции (время, оцениваемый период, теоретическое обоснование и т.д.), с которой оценивается постановка задачи (свойство наблюдаемости сложных систем), от морально-нравственного состояния общества. От реальности достижения поставленной цели. От восприятия состояния комфорта обществом, что неразрывно связано с морально-нравственной самооценкой общества. Ключевыми здесь являются морально нравственные критерии общества. Например, даже по прошествии 60-70 лет можно встретить диаметрально противоположные оценки эффективности политических курсов Сталина, Рузвельта, Франко – от категорического отрицания и проклятий до восхищения.

Существенно отличаются оценки эффективности принятого решения в зависимости от выбора временного интервала оценки – эффективное в ближайшем будущем решение может оказаться разрушительным в долгосрочной перспективе.

Ограниченность имеющихся у власти ресурсов и необходимость одновременного решения нескольких различных задач предполагает принятие решения о распределении ресурсов. При этом выделение ресурсов на решение одной задачи путем снижения ресурсов на решение другой означает в общем случае повышение эффективности решения первой задачи при снижении эффективности решения второй. В условиях разнородности задач общая эффективность решения обеих задач поддается лишь самой общей оценке.

Кроме того, ошибки человеческого сознания при принятии решений неизбежны, особенно в условиях неопределенности граничных условий задачи (внешнего окружения, воздействия случайных процессов, неопределенности поведения составляющих общество людей).

Заблаговременно, до реализации и получения конкретного результата, оценить эффективность постановки задачи можно при соблюдении формальных принципов выработки таких решений. Так, постановка и решение немотивированной задачи, принятой без соблюдения процедуры критической оценки, не могут считаться эффективными по определению (2).

Поэтому в данной статье основное внимание уделяется эффективности реализации принятого решения (реализации власти) (Эи).

Данный коэффициент более понятен и может быть достаточно хорошо.

Эффективность определяется как отношение объема полезно использованных ресурсов к объему использованных ресурсов:

                                                    (2),

где Р – выделенные на решение задачи ресурсы,

        П – потери в ходе выполнения задачи.

Поскольку очевидно, что 0<П<Р, то

                                                           (3).

Все выделяемые обществом на выполнение решаемых властью задач ресурсы обозначим ДП (делегируемые полномочия). Очевидно, что повышение ДП снижает наличие полномочий у общества (граждан), т.е. можно говорить о некотором отношении объема полномочий власти к объему полномочий общества.

Для оценки эффективности необходимо рассмотреть потери, возникающие при исполнении властью принятых решений. По нашему мнению, эти потери следует разбить на три категории:

— потери от нецелевого использования ресурсов. Участвующие в исполнении плана люди имеют собственные интересы и, как правило, используют выделенные на исполнение плана ресурсы в своих личных целях. Этими целями могут быть как получение удовольствия, так и личное накопление и/или растрачивание ресурсов. Эти потери обозначим как К (коррупция, или проданная власть);

— потери в результате отклонений от принятого плана действий О (ошибка). Любой план в конечном счете реализуется людьми, при этом неизбежны потери при передаче информации от одного человека другому (непонимание), с одного уровня иерархии власти на другой;

— потери от неподчинения людей действиям власти НП. Эти потери неизбежны ввиду неизбежного наличия ошибок власти, наличия свободной воли и разума у отдельного человека, неизбежного различия интересов человека и власти. Наконец, добровольность передачи власти полномочий предполагает постоянный пересмотр договоренности о соотношении прав власти и гражданина.

Формула (2) приобретает вид:

                              (4).

В общем виде данная формула должна выглядеть как сумма эффективности решений различных задач. Но для анализа данной формулы нет необходимости её заведомо усложнять.

4. Анализ предлагаемой формулы

Анализ этой формулы позволит продвинуться в понимании соотношений власть – права человека – комфорт человека.

Рассмотрим применение формулы (4) к достаточно формализованному и изученному процессу – сбору налогов, т.е. явному выделению обществом ресурсов для действий власти и их расходования на предусмотренные законом (бюджетом) цели. В этом случае ДП – общий объем предусмотренных законодательством налогов, НП – тем или иным способом скрываемая от налогообложения сумма, О – непредумышленные ошибки налоговых органов, К снижение собираемых сумм за счет подкупа налоговых органов (сумма взяток много меньше суммы неуплаченных налогов, иначе само явление не существовало бы).

На первый взгляд, повышение эффективности Э требует повышения объема делегируемых полномочий ДПВ самом деле, .  Такой подход довольно очевиден и весьма популярен во властных структурах. В частности, подобные рассуждения породили идеологию тоталитаризма – полного подчинения интересов человека интересам общества (точнее, власти).

Но в этом суждении присутствует ряд ошибок. Рассмотрим их подробнее.

Величины ДП, НП, О, К не являются постоянными величинами или независимыми переменными. Формула (4) в действительности имеет более сложный вид:

          (5),

где НП(ДП), О(ДП) и К(ДП) – сложные нелинейные зависимости. Рассмотрим эти зависимости.

4.1. Коррупция представляет собой нарушение управления в обществе, возникающее из-за влияния потери управления в сознании лиц, осуществляющих власть.

Как правило, задачи того или иного властного органа довольно четко определены; для решения этих задач выделены определенные ресурсы (ДП).

Потеря управления означает, что в действительности властный орган переходит к решению задач, отличных от исходных, при этом неэффективно ( с точки зрения решения исходной задачи) расходуя ресурсы. Известно, что система в состоянии потери управления стремится использовать максимум ресурсов. Это означает, что пораженный коррупцией властный орган неизбежно будет стремиться к расширению своих полномочий. Это стремление может выражаться как в требовании дополнительных полномочий от общества, так и в самопроизвольном захвате полномочий; оба варианта представляют собой рост величины ДП вследствие роста К.

Существует и обратная зависимость – рост К вследствие роста ДП. Эта зависимость, в частности, может порождаться предыдущей зависимостью. Из теории систем известно, что для достаточно сложных систем характерна так называемая кольцевая причинность, при которой не только причина порождает следствие, но и следствие может в будущем порождать свою причину. В нашем случае рост коррупции К вызывает рост объема полномочий власти ДП, что в свою очередь порождает рост коррупции К.

Эмпирический опыт показывает рост объема коррупции К как при росте полномочий властных органов, так и при увеличении объема ресурсов в их распоряжении. Нигде и никогда справиться с этой тенденцией не удавалось.

4.2. Ошибка управления. Менее очевидна тенденция роста числа и объема ошибок управления О с ростом объема властных полномочий ДП. Эта зависимость вызывается неустранимой неустойчивостью управления в эргатических саморазвивающихся системах любого рода, в том числе и социальных системах [1, 2]. Повышение объема делегированных обществом власти полномочий вызывает концентрацию власти, что в свою очередь повышает усиление в системе «власть + объект управления». Повышение усиления повышает вероятность потери управления в системе, при котором действия системы не соответствуют ни задачам системы, ни условиям, в которых она работает, т.е. принципиально ошибочны.

Зависимости К(ДП) и О(ДП) требуют дополнительного изучения.

4.3. Неподчинение граждан власти. В отличие от коррупции и ошибки управления, зависимость неподчинения людей от объема полномочий власти НП(ДП) более-менее исследована.

Рис. 1. Кривая Лаффера

Так, в экономике известна эмпирическая «кривая Лаффера» (рис. 1) [3], определяющая зависимость реально собираемых налогов R от величины налоговой ставки t. При довольно малой ставке (t<t1) сумма налогов R растет линейно; при большей величине повышение налоговой ставки меньше влияет на собранную сумму. Наконец, при росте налоговой ставки выше t* (примерно 0,4…0,5) дальнейший рост t вызывает все возрастающее снижение R. Причиной является неподчинение налогоплательщиков несправедливым, на их взгляд, изъятиям.

Данные А. Лаффера могут быть использованы для целей нашего исследования. Зависимость R=R(t) выражена в корректных и исчисляемых величинах; природа же зависимости R=R(t) идентична природе исследуемой зависимости НП=НП(ДП) – в обоих случаях речь идет о снижении эффективности власти с ростом делегируемых ей полномочий. При этом ДП эквивалентно t, а R представляет собой величину реальной реализации власти.

Рис. 2. Зависимость уровня неподчинения граждан (отказа платить налоги) от ставки налога.

Исследуем зависимость НП=НП(t) (рис. 2). На участке 0<t<t1 кривая Лаффера экстраполируется некоторой прямой R=kt. Такой характер зависимости R(t) означает полное согласие граждан с ростом ставки налогов (т.е. объема полномочий власти); при этом НП=0. Сохранение состояния НП=0 означает продолжение прямой R=kt.

Но при t>t1 реальная зависимость R=R(t) (в нашей терминологии реализация полномочий, представляющая собой величину ДП-НП) все больше отклоняется от величины R=kt по причине неподчинения граждан. Следовательно, величина НП представляет собой разницу между kt и R(t):

                           (6)

Результат этого рассуждения представлен на рис. 2 в виде кривой НП=НП(t).

На участке 0<t<t1 НП практически равно 0, что означает полное подчинение граждан действиям власти (в пределах выделенных власти полномочий), т.е. полную реализацию полномочий власти. Но такое подчинение возможно исключительно на добровольной основе – если граждане считают требования власти несправедливыми, они найдут тот или иной способ уклониться от выполнения этих требований. Это означает, что на участке 0<t<t1 (и только на этом участке) выполняется главное условие существования гражданского общества – добровольность соблюдения  гражданами закона.

На некотором участке t1<t<t2 величину НП можно считать достаточно малой. Этот участок соответствует неустойчивому гражданскому обществу – некоторые требования закона осознаются гражданами несправедливыми, но тем не менее все же выполняются значительной частью граждан в более-менее полном объеме.

Наконец, участок t2<t<1 соответствует состоянию отсутствия гражданского общества, когда граждане не считают нужным исполнять требования закона (власти) и изыскивают методы уклонения от такого исполнения.

С позиций кибернетики, управление на участке 0<t<t1 устойчиво, цели управления достигаются, а структура общества сохраняется. Эффективность управления близка к 1.

Участок t1<t<t2 соответствует неустойчивости управления в обществе, т.е. возникает опасность потери управления. Эффективность управления при этом падает с ростом t.

Наконец, при t2<t<1 общество оказывается в состоянии потери управления. Это означает малую величину эффективности Э, вплоть до Э=0. При этом цели действий власти не достигаются, власть не выполняет возложенных на нее обязанностей и, как показывает опыт, требует расширения своих полномочий. Но важнейшей функцией управления является сохранение структуры и режимов работы системы (в нашем случае общества). Потеря управления означает деградацию общества, переход его к более простому устройству. Заметим, что t2<t*, т.е. в сравнении с результатами А. Лаффера критическое состояние управления в обществе возникает при меньшем объеме полномочий власти (у А. Лаффера критической точкой считается величина налоговой ставки t*, при которой дальнейший рост вызывает снижение суммы сбора налогов R).

Все эти рассуждения не учитывают воздействия на величину неподчинения граждан НП (и тем самым на эффективность управления) ошибок власти (О) и коррупции (К). Здесь следует рассмотреть восприятие гражданами ошибок власти и коррупции.

И то, и другое воспринимается гражданами как действия власти наравне с легитимными действиями. Это означает, что при учете воздействия коррупции величина неподчинения имеет вид не НП=НП(ДП), а

                               (7).

В некоторых случаях мнение граждан вполне соответствует объективному состоянию дел. Такими случаями являются превышение властью делегированных ей полномочий (что является коррупцией, даже если происходит из благих побуждений) и заведомая ошибка (пример – профицит бюджета).

Но ошибки и коррупция могут существовать и в пределах делегированных власти полномочий. Казалось бы, в этом случае они не влияют на отношение граждан к действиям власти, выражаемом в неподчинении. Но такая точка зрения неверна. Ключевым параметром при определении влияния коррупции и ошибок власти на объем неподчинения граждан является субъективное восприятие гражданами действий власти. Как показал Ф. фон Хайек [4], при исследовании любых социальных процессов субъективные мнения граждан воздействуют на процесс наравне с объективными факторами. Граждане же воспринимают коррупционные действия (вроде разворовывания бюджетных средств) и ошибки власти как дополнительные полномочия власти.

Рис. 3. Зависимость неподчинения граждан от объема полномочий власти с учетом влияния ошибок власти и коррупции

Как известно, замена аргумента любой функциональной зависимости t на t+a приводит к смещению графика функции «влево». В результате кривая, отражающая зависимость НП=НП(t) при учете воздействия ошибок власти и коррупции приобретает вид, приведенный на рис. 3.

Как видно из рис. 3, область объема полномочий власти, при которых граждане воспринимают действия власти как легитимные, т.е. область существования гражданского общества (0<t<t1), сужается на величину объема коррупционных и ошибочных действий власти. При этом величина сужения не зависит от фактической формы и причин коррупции и/или ошибок. Из этого следует важный вывод: при некотором критическом уровне коррупции и/или некомпетентности власти существование гражданского общества становится невозможным.

В завершение рассмотрим влияние природы величин, определяющих эффективность управления в обществе, на эту эффективность. Для этого необходимо определить смысл управления, в том числе в его властной форме. Управление в общественных структурах решает две различные задачи: поддержание существующей структуры общества (выраженной в его институтах, одобряемых и неодобряемых моделях поведения, технологической инфраструктуре и т.д.) и совершенствование этой структуры.

Ключевыми понятиями для такого представления становятся энтропия (уровень хаоса в системе) или противоположное ему понятие сложности (уровень упорядоченности) и управление (способность системы к сохранению структуры, режимов работы и достижению целей системы [5]).

С одной стороны, в свете этих определений задачи власти сходны: поддержание структуры представляет собой противодействие накоплению энтропии, совершенствование структуры – снижение энтропии.

С другой стороны, задачи управления в некоторой своей части противоположны: совершенствование структуры общества означает ее изменение, в то время как поддержание этой структуры – сохранение ее в неизменном виде. Это противоречие между одновременно решаемыми задачами делает управление в социальных системах неустойчивым, в результате чего может (и неизбежно будет) нарушаться ход выполнения обеих задач [2].

Следует разделить малые и большие изменения в структуре общества. Малые изменения представляют собой подстройку структуры подсистем общества под стоящие перед ними задачи и относятся скорее к поддержанию структуры общества. Большие же изменения – формирование новых (или расформирование устаревших) подсистем с формулированием новых задач. Малые изменения в общественной структуре отличаются от больших наличием предопределенного результата, соответствие которому реально достигнутого состояния может быть оценено. Таким образом, говорить об эффективности власти и управления можно лишь для решения задачи поддержания структуры общества и внесения малых изменений в эту структуру.

Очевидно, что как ошибки власти, так и коррупция не могут способствовать снижению энтропии общества. Это означает, что в формуле (5) К>0 и О>0. При этом неподчинение граждан власти может как снижать (НП<0), так и повышать (НП>0) энтропию. Достаточно сказать, что сами понятия власти и государства возникли из самодеятельности членов общества, направленной на повышение устойчивости общества к воздействию внешних факторов, т.е. на снижение его энтропии. При наличии в обществе государственного управления часть не соответствующих представлениям государства (законам) действий граждан, воспринимаемых как неподчинение, направлена на развитие общества.

В этом случае НП<0, что при достаточно малых значениях O и К может создать ситуацию, когда Э>1. В этом случае граждане исправляют ошибки власти, причем иногда, не ограничиваясь поддержанием уровня упорядоченности, повышают его. Эта ситуация очевидным образом снижает энтропию общества, т.е. происходит развитие общества. Заметим, ключевым параметром здесь является инициатива граждан, зависящая от уровня свободы граждан в принятии и реализации решений, а не от действий власти.

Поясним это положение примерами. Время от времени в различных странах правительства пытаются вмешаться в систему распределения товаров и услуг (регулирование рынка, установление предельной рентабельности и т.д.). Как правило, такие действия в отсутствие чрезвычайной ситуации быстро разрушают всю систему распределения, что влияет и на производство – некоторые товары исчезают, становятся недоступными, возникают очереди и дефицит. Но немедленно возникает альтернативная система производства и распределения (черный рынок), в какой-то мере сглаживающая негативное влияние действий власти. Так, в СССР в 1970-1980-е годы существовала разветвленная сеть нелегального производства и распределения товаров потребления и продуктов питания, сравнимая по масштабам с отвратительно функционирующей легальной системой.

Пример из иной области. В 1980-х годах обнаружилось, что существующая в США система финансирования бизнеса путем эмиссии ценных бумаг ориентирована исключительно на крупный бизнес. Стремительно растущая отрасль информационных технологий, организованная в форме множества мелких предприятий, не могла быть профинансирована легальными, соответствующими законодательству методами. Но была создана альтернативная система (т.н. рынок «мусорных облигаций»), что привело к взрывному развитию телекоммуникаций и IT. Создатели же этой системы подверглись уголовному преследованию [6]. Ошибочные (препятствующие развитию) действия властей здесь полностью нейтрализованы самодеятельностью граждан, что привело к очевидному развитию общества.

Вполне возможна ситуация К>ДП-O. Это означает, что размер коррупции превышает предоставленные власти обществом полномочия. Такая ситуация вызывается превышением полномочий (явление весьма нередкое) либо многократной продажей одних и тех же полномочий.

В этом случае Э<0, т.е. предоставленные власти ресурсы используются не на снижение энтропии, а на ее повышение. Результатом становится снижение сложности общественной структуры, иногда необратимое.

Именно эту ситуацию мы наблюдаем в сегодняшней России – годовая сумма коррупционных выплат (т.е. объем проданной власти, порядка 300 млрд. долларов США) превышает годовой бюджет России (делегированные обществом полномочия, порядка 240 млрд. долларов США) [7]. Неудивительно, что ни одна из начатых в России при В. Путине реформ не увенчалась успехом [7] и наблюдается архаизация как системы управления страной, так и всей общественной жизни. Дошло до того, что во всем поддерживающий курс власти журнал «Профиль» всерьез призывает к построению новой версии феодализма («Чем же заменить демократию..? …Ответ очевиден: только разновидностью феодализма, пусть и на новом витке спирали» [8])!

Приведенный анализ оценки эффективности власти сознательно упрощен. Так, рассматривается лишь установившийся режим функционирования социальных систем; их функционирование в переходных режимах описывается иными закономерностями. Задача данной статьи – привлечь внимание к возможности математического анализа эффективности государственной власти.


[1] Понятие «комфорт» в данном контексте требует отдельного, развернутого толкования, которое невозможно дать в рамках данной работы. Но под комфортом понимается прежде всего внутреннее состояние, а не совокупность внешних обстоятельств.

[2] Оценке эффективности постановки задачи необходимо посвящать отдельные исследование.

5. Выводы

5. 1. Эффективность власти поддается математической оценке в части реализации принятых решений.

5.2 Эффективность принятия решений в общем случае принципиально неформализуема. Возможна математическая оценка эффективности процедуры выработки решений.

5.3. Эффективность реализации властных полномочий зависит от объема этих полномочий. Эта эффективность снижается при превышении некоторого граничного объема полномочий.

5.4. При некотором критическом уровне коррупции и/или некомпетентности власти существование гражданского общества становится невозможным.

5.5 Развитие общества определяется не действиями власти, а инициативой граждан. Критическим параметром является уровень свободы граждан (доля полномочий общества в общем объеме властных полномочий), в том числе их способность к принятию и реализации решений.

 

Библиографический список

1. Эшби У.Р. Введение в кибернетику. – М.: Иностранная литература, 1958.

2. Носов А.В. Внутренние причины прекращения развития социальных систем // Электронный журнал «Исследовано в России», т.12, 2009 г. / http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2009/043.pdf

3. Кривая Лаффера // Википедия http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D0%9B%D0%B0%D1%84%D1%84%D0%B5%D1%80%D0%B0.

4. Фон Хайек Ф.А. Контрреволюция науки. Этюды о злоупотреблении разумом // http://www.libertarium.ru/libertarium/Hayek.

5. Энциклопедический словарь // http://lib.walla.ru/?lib=dictionary&d= 5&id= 64840.

6. Голубицкий С. Как зовут вашего бога? Великие аферы XX века. – Бестселлер, 2004, т.2 // http://flibusta.net/b/153611

7. Немцов Б., Милов В. Путин. Итоги // http://grani.ru/Politics/Russia/m.133236.html

8. Юрьев М. Контуры постдемократии // Профиль, № 27, 16.07.2007.

 

Статья опубликована:

Носов А.В., Шепелин А.Б. К проблеме математического моделирования социальных процессов: эффективность власти // Репутациология — 2009 г. — №2 (3), сентябрь-октябрь — с. 65-77.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Thanx: Abt-service